Об ответственности за вмешательство в адвокатскую деятельность и воспрепятствование законной деятельности адвоката

Опубликовано: Московский адвокат. № 1. 2016.С.23
АвторСергей Фурлет, адвокат.

Аннотация: В статье подробно изложены действия недобросовестных представителей правоохранительных органов, судов и адвокатов, послужившие причинами появления в российском уголовном судопроизводстве такого позорного явления как «карманные адвокаты», приведены конкретные способы осуществления правоохранительными органами и представителями судебной власти незаконных вмешательств в адвокатскую деятельность и воспрепятствования законной деятельности адвоката. Автором сделаны конкретные предложения о введении дисциплинарной, административной и уголовной ответственности за вмешательство в адвокатскую деятельность и воспрепятствование ей.

Ключевые слова: адвокат, адвокатская деятельность, «карманный адвокат», «двойная защита», гарантии независимости адвоката, неоправданное вмешательство в адвокатскую деятельность, воспрепятствование законной деятельности адвоката.

Согласно «Основных принципов, касающихся роли юристов», принятых в 1990 году восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, правительства государств — членов ООН, включая РФ, обязаны обеспечить юристов такими условиями, при которых они могли бы выполнять свои обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий и неоправданного вмешательства.

Как этот документ ООН исполняется в РФ, объективно изложено в Рекомендациях Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека от 18.08.2015г., которые были приняты по итогам проведённого 31 марта 2015г. специального заседания на тему: «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности». В них говорится о том, что работа адвокатов парализуется различными нарушениями их профессиональных прав со стороны правоохранительных органов и судов. Совет рекомендовал подготовить предложения об установлении ответственности, включая уголовную, за вмешательство в профессиональную деятельность адвоката и воспрепятствование ей [1].

Часть.1 ст. 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (далее – Федеральный закон от 31.05.2002г. № 63-ФЗ), определяет адвокатскую деятельность как «квалифицированную юридическую помощь, оказываемую на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката» [2]. Следовательно, вмешательством в эту деятельность можно считать противоправные действия, посягающие на установленный законом порядок и принципы оказанная физическим и юридическим лицам юридической помощи, гарантированной им Конституцией РФ.

Воспрепятствование законной деятельности адвоката – противоправные действия, посягающие на установленные законодательством гарантии независимости адвоката при оказании им квалифицированной юридической помощи вышеуказанным лицам.

I. Способы незаконного вмешательства в адвокатскую деятельность

В РФ адвокатура не входит в систему органов государственной власти и местного самоуправления, действует на основе принципов законности, независимости, самоуправления, корпоративности и равноправия адвокатов.

Согласно ч.1 ст.18 Федерального закона от 31.05.2002г. № 63-ФЗ, вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, или препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещено. Несмотря на обязательность исполнения всеми этих норм закона, их реальное соблюдение органами уголовного преследования и судами нередко игнорируется, чему способствуют два фактора:

  • противоречивость норм законодательства РФ, регулирующего адвокатскую деятельность и уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок назначения адвоката в качестве защитника по уголовным делам;
  • неисполнение дознавателями, следователями, судьями, помощниками судей и секретарями судебных заседаний требований п. 5 ч.3 ст. 31 Федерального закона от 31.05.2002г.№ 63-ФЗ, в части несоблюдения установленного Советами Адвокатских палат субъектов РФ, порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и судов, о котором в УПК РФ, ничего не сказано.

Согласно ч. 3 ст.16, ч. ч. 2-4 ст. 50 и ч.3 ст. 51 УПК РФ, обязательное участие защитника подозреваемого, обвиняемого «обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу» [3].

Эта противоречивость в законодательстве стала трактоваться многими дознавателями, следователями и судьями так, будто бы указанные нормы УПК РФ дают им право, по своему усмотрению назначать конкретного адвоката в качестве защитника по уголовному делу. Они перестали исполнять порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и судов, установленный Советами Адвокатских палат субъектов РФ. Незаконно вмешиваясь в чужую деятельность, они почти повсеместно и противоправно, отождествляя адвокатов с их доверителями, делами этих доверителей и с правовыми позициями, занимаемыми адвокатами по прежним делам, стали делить адвокатов на «вредных» и «хороших», «чужих» и «своих», лично назначая последних в качестве защитников по делам, находящимся в своём производстве. Именно так в РФ и появились «карманные адвокаты».

Вначале, эта практика была обычным противозаконным механизмом обеспечения судопроизводства, в основном относящегося к случаям, когда у привлекаемого к уголовной ответственности лица, не было защитника, действующего по соглашению. Впоследствии, под надуманным предлогом борьбы с судебной волокитой при рассмотрении уголовных дел, эта практика приобрела более «усовершенствованную» форму своей незаконной реализации, распространившись и на случаи, когда привлекаемое к ответственности лицо имело защитника по соглашению, но ему судом назначался ещё один, «свой» адвокат, в качестве второго защитника-дублёра. Именно так в уголовном судопроизводстве РФ появилась вторая, более «модернизированная» форма совместной незаконной деятельности судов и «карманных адвокатов», которая получила название «двойной защиты».

Если первоначально, «двойная защита» незаконно осуществлялась только на стадиях судебных разбирательств уголовных дел, то теперь, она «успешно внедряется» дознавателями и следователями на досудебных стадиях расследования уголовных дел.

Выгодоприобретателями этой практики являются недобросовестные дознаватели, следователи, судьи и «карманные адвокаты», действующие согласованно и незаконно. Её жертвами — граждане, не получающие квалифицированную юридическую помощь, честные адвокаты, отстранённые от участия в оказании юридической помощи по назначению и российское государство, оказавшееся не способным обеспечить законное и справедливое судопроизводство.

В сентября 2013г. Совет Федеральной палаты адвокатов РФ (далее — ФПА РФ), принял решение «О двойной защите», котором запретил адвокату по назначению органов дознания, предварительного следствия или суда принимать поручение на защиту лиц против их воли и рекомендовал нарушения этого положении рассматривать в качестве «дисциплинарного проступка, влекущего дисциплинарную ответственность вплоть до прекращения статуса адвоката» [4].

Несмотря на это, данная практика широко осуществляется во многих регионах. Так, по информации Президента Адвокатской палаты Новосибирской области Жукова А.В. в области, в каждое восьмое дело при наличии адвоката по соглашению суд вводит адвоката по назначению [5].

22 декабря 2015г. пресс — служба ФПА РФ распространила Заявление, в котором призвала руководителей органов предварительного расследования и судов «принять эффективные меры к тому, чтобы устранить возможности сотрудничества недобросовестных работников этих структур и назначаемых ими в процесс адвокатов» [6].

Основными способами незаконного вмешательства в законную адвокатскую деятельность являются следующие действия дознавателей, следователей, судей, помощников судей и секретарей судебных заседаний:

1) выраженное кому-либо в любой форме отождествление адвоката с его доверителем, с делом этого доверителя и с правовыми позициями адвоката, ранее занимаемыми им по прежним делам;
2) дача кому-либо рекомендаций о приглашении в качестве защитника или законного представителя подозреваемого, обвиняемого конкретного адвоката;
3) личное или опосредованное (через помощников или иных лиц) участие в назначении по делу, находящемуся в производстве, в качестве защитника конкретного адвоката в нарушении порядка, установленного Адвокатской палатой субъекта РФ;
4) назначение, вопреки воле подозреваемого, обвиняемого по делу, находящемуся в производстве, второго защитника – дублёра, при том, что по делу уже имеется защитник, действующий по соглашению.

II. Способы воспрепятствования законной деятельности адвоката

Воспрепятствование законной деятельности адвоката осуществляется субъектами, которых можно условно подразделить на две группы:

А) представители судебной власти и участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения (дознаватель, следователь, прокурор, государственный обвинитель, судья, секретарь судебного заседания), которые нередко препятствуют законной деятельности адвоката посредством совершения следующих противоправных действий:
1) устанавливают разрешительный порядок свиданий защитника с подзащитным, находящимся под стражей;
2) отказывают в предоставлении защитнику для ознакомления всех протоколов следственных действий, выполненных с участием его подзащитного, и предъявлении ему предметов и документов, которые по закону должны быть ему представлены на соответствующей стадии расследования или рассмотрения уголовного дела;
3) нарушают свидетельский иммунитет защитника и нормы о сохранении им адвокатской тайны путем вызова его на допрос в качестве свидетеля, оформления протокола его допроса в качестве свидетеля по делу, по которому он оказывает (оказывал) юридическую помощь, а также посредством производства у адвоката обыска, выемки, осмотра и изъятия предметов и документов, являющихся адвокатской тайны;
4) незаконно отказывают адвокату в удовлетворении его ходатайства о допросе свидетеля, явка которого им обеспечена, либо в приобщении к делу собранных им доказательств, имеющих значение по делу;
5) председательствующие судьи удаляют защитника из зала судебного заседания по надуманным основаниям, при том, что такая мера УПК РФ не предусмотрена;
6) незаконно переносят на более поздние стадии судебного разбирательства заявленные защитником ходатайства о признании доказательств обвинения недопустимыми по причине преждевременного их заявления, а при вынесении итогового решения по делу, о них даже нигде не упоминают, в результате чего, эти ходатайства фактически остаются не рассмотренными;
7) обосновывают вынесенный обвинительный приговор доказательствами, которые по ходатайству защитника ими же по данному уголовному делу ранее были признаны недопустимыми.

Б) лица, не являющиеся представителями судебной власти и участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения
8) запрещают вход адвоката по его адвокатскому удостоверению в помещения и здания государственных органов и судов;
9) запрещают встречу адвоката со своим подзащитным, содержащимся под стражей, под предлогом отсутствия у него на это письменного разрешения дознавателя или следователя, что прямо противоречит закону;
10) не соблюдают установленные законом условия конфиденциальности при встрече защитника со своим подзащитным, находящимся под стражей;
11) не исполняют, ненадлежащим образом исполняют или исполняют адвокатский запрос с нарушением срока, установленного законом.

В целях пресечения неоправданного вмешательства в адвокатскую деятельность и воспрепятствования законной деятельности адвоката представляется целесообразным принятие следующих законодательных мер.

III. Предлагаемые законодательные меры

3.1. Внести в Федеральный закон от 31.05.2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» следующие изменения и дополнения:

  • ч. 1 ст. 2, дополнить следующей нормой: «Адвокат не может отождествляться со своим доверителем, делом этого доверителя и с правовой позицией ранее им занимаемой по прежним делам»;
  • ст. 3, дополнить ч. 5 следующей нормой: «Должностные лица, работники и сотрудники органов государственной власти и местного самоуправления, правоохранительных, контрольных, надзорных органов и судов, общественных объединений, организаций и иных юридических лиц, допустившие незаконное вмешательство в профессиональную адвокатскую деятельность либо воспрепятствование законной деятельности адвоката, несут ответственность, установленную законодательством Российской Федерации»;
  • ч. 1 ст. 18, дополнить абзацами следующего содержания:«Вмешательством в адвокатскую деятельность являются: выраженное в любой форме отождествление адвоката с его доверителем, делом доверителя и правовой позицией, ранее занимаемой адвокатом по прежним делам; дача кому-либо рекомендаций о приглашении конкретного адвоката в качестве защитника или представителя; любое участие представителя судебной власти и участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения в приглашении, назначении конкретного адвоката в качестве защитника или представителя вопреки порядку, установленному Адвокатской палатой субъекта Российской Федерации; назначение против воли подозреваемого, обвиняемого конкретного адвоката в качестве второго защитника — дублёра, несмотря на участие в деле защитника, действующего по соглашению», а также иные действия, нарушающие установленный порядок и принципы оказания физическим и юридическим лицам квалифицированной юридической помощи»;

    «Воспрепятствованием законной деятельности адвоката признаются: установление разрешительного порядка встреч защитника со своим подзащитным, находящимся под стражей; отказ в представлении защитнику для ознакомления всех протоколов процессуальных действий, выполненных с участием его подзащитного, а также предъявляемых ему предметов и документов, которые по закону, обязаны быть ему представлены на соответствующей стадии расследования или рассмотрения уголовного дела; нарушение свидетельского иммунитета защитника и требований закона о сохранении им адвокатской тайны путём его вызова на допрос в качестве свидетеля или оформление протокола его допроса в качестве свидетеля по делу, по которому, им оказывается (оказывалась) юридическая помощь, а также посредством производства у адвоката обыска, выемки, осмотра и изъятия предметов и документов, содержащих адвокатскую тайну; необоснованный отказ адвокату в удовлетворении его ходатайства о допросе свидетеля, явка которого для допроса, им обеспечена, либо в приобщении к делу собранных им доказательств, имеющих значение по делу; принятие решения об удалении защитника из зала судебного заседания по любому основанию; отказ в удовлетворении ходатайства защитника о признании доказательства обвинения недопустимым только под предлогом преждевременности его заявления, с последующим оставлением его без рассмотрения, при вынесении итогового решения по делу; обоснование вынесенного обвинительного приговора доказательством, которое ранее, по ходатайству адвоката по этому делу, было признано недопустимым; запрет на вход адвоката по своему адвокатскому удостоверению в здания и помещения государственных органов и судов; отказ во встрече адвоката со своим подзащитным, находящимся под стражей, по причине отсутствия у него какого-либо разрешения дознавателя, следователя или суда; нарушение условий конфиденциальности при встрече защитника с подзащитным, находящимся под стражей; неисполнение, ненадлежащее исполнение или исполнение адвокатского запроса с нарушением срока, установленного законом, и иные действия, нарушающие гарантии независимости адвоката, установленные законодательством РФ;

3.2. Внести в УПК РФ следующие изменения и дополнения:

  • в ч. 3 ст. 16, ч. ч. 2 — 4 ст. 50, ч. 3 ст. 51 УПК РФ включить нормы, обязывающие дознавателя, следователя и суд обеспечивать назначение адвоката в качестве защитника в порядке, установленном Советом Адвокатской палаты субъекта РФ;
  • ч. 1 ст. 49 УПК РФ дополнить следующей нормой: «Защитник не должен отождествляться государственными органами и должностными лицами с личностью подозреваемого и обвиняемого, их делом и правовой позицией, ранее занимаемой им по прежним делам»;
  • ст. 51 УПК РФ дополнить ч. 4 следующего содержания: «Нарушение дознавателем, следователем, судом, судьей, помощником судьи и секретарём судебного заседания порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и судов, установленного Адвокатской палатой субъекта Российской Федерации, влечёт ответственность, установленную законодательством Российской Федерации».

3.3. Дополнить Федеральные законы: «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30.11.2011г. № 342-ФЗ, «О Следственном комитете Российской Федерации» от 28.12.2010г. № 403-ФЗ, «О Федеральной службе безопасности» от 03.04.1995г. № 40-ФЗ, Закон от 26.06.1992г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» и Положение «О Федеральной службе Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков», утверждённому Указом Президента РФ от 28.07.2004г. № 976, нормами, устанавливающими дисциплинарную ответственность:

- за вмешательство в адвокатскую деятельность путём выражения кому-либо в любой форме отождествления адвоката с его доверителем, с делом этого доверителя, с правовой позицией адвоката, ранее занимаемой по другим делам и дачи кому-либо рекомендаций о приглашении в качестве защитника подозреваемого, обвиняемого конкретного адвоката;
- за воспрепятствование законной деятельности адвоката посредством: установления разрешительного порядка встреч защитника со своим подзащитным, находящимся под стражей; отказа в представлении защитнику для ознакомления всех протоколов процессуальных действий, выполненных с участием его подзащитного, а также предъявляемых ему предметов и документов, которые по закону обязаны быть ему представлены на соответствующей стадии расследования или рассмотрения уголовного дела; необоснованного отказа адвокату в удовлетворении его ходатайства о допросе свидетеля, явка которого для допроса им обеспечена, либо в приобщении к делу собранных им доказательств, имеющих значение по делу;

3.4. Включить в Кодекс об административных правонарушений РФ ст. 19.38. «Воспрепятствование законной деятельности адвоката», следующего содержания: «Воспрепятствование должностным лицом государственного органа, органа местного самоуправления, руководителем, работником, сотрудником общественного объединения, организации или иного юридического лица осуществлению законной деятельности адвоката, выразившееся в запрет на вход адвоката по своему адвокатскому удостоверению в здания и помещения государственных органов и судов; в отказе допустить адвоката к своему подзащитному, находящемуся под стражей по причине отсутствия у него на это разрешения дознавателя, следователя или суда; в нарушении условий конфиденциальности при встрече защитника с подзащитным, находящимся под стражей; в неисполнении, ненадлежащим исполнении или исполнении адвокатского запроса с нарушением срока, установленного законом, и иных действиях, нарушающих гарантии независимости адвоката, установленные законодательством РФ»;

3.5. Установить уголовную ответственность представителей судебной власти и участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения путём включения в УК РФ статьи 294.1. «Вмешательство в адвокатскую деятельность и воспрепятствование законной деятельности адвоката», ч. 1 которой изложить в следующей редакции: «Вмешательство в адвокатскую деятельность посредством участия дознавателя, следователя, государственного обвинителя, судьи, помощника судьи и секретаря судебного заседания в приглашении и назначении конкретного адвоката, в качестве защитника или представителя, в нарушение порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и судов, установленного Адвокатской палатой субъекта Российской Федерации, а равно назначение по делу второго защитника-дублёра, несмотря на участие в деле защитника, действующего по соглашение,- влечёт…».

Часть 2 этой статьи, изложить в следующей редакции: «Воспрепятствование законной деятельности адвоката, совершённое путём нарушения свидетельского иммунитета защитника и требований закона о сохранении им адвокатской тайны посредством его вызова на допрос в качестве свидетеля или оформление протокола его допроса в качестве свидетеля по делу, по которому, им оказывается (оказывалась) юридическая помощь либо в результате производства у адвоката обыска, выемки, осмотра, изъятия предметов и документов, составляющих адвокатскую тайну; необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства адвоката о допросе свидетеля, явка которого им обеспечена, либо в приобщении к делу собранных им доказательств, имеющих значение по делу; принятие решения об удалении защитника из зала судебного заседания по любому основанию; отказ в удовлетворении ходатайства защитника о признании доказательства обвинения недопустимым по причине преждевременности его заявления, с последующим оставлением его без рассмотрения, при вынесении итогового решения по делу; вынесенного обвинительного приговора по делу на основе доказательства, ранее признанного им недопустимым по ходатайству адвоката, а равно совершение иных действий, нарушающих гарантии независимости адвоката, установленные законодательством Российской Федерации, — влечёт…».

Принятие таких мер позволит почти полностью покончить с практикой незаконных вмешательств в адвокатскую деятельность и воспрепятствования ей.

Библиография:

1. Рекомендации Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека по итогам специального заседания на тему: «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности» от 18.08.2015г. // http://president-sovet.ru
2. Федеральный закон от 31.05.2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (в ред. от 13.07.2015 года № 268-ФЗ) // http://base.consultant.ru
3. Уголовно — процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001г. № 174-ФЗ (в ред. от 14.12.2015г. № 380-ФЗ) // http://base.consultant.ru
4. Решение Совета Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации «О двойной защите» от 27.09.2013г. (Протокол № 1) // http://www.fparf.ru
5. Жуков А.В. Работать без ошибок. Новая адвокатская газета № 23/2015 (208) // http://www.advgazeta.ru
6. Заявление пресс-службы Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации от 22.12.2015г. об участии в уголовном процессе адвокатов по назначению при наличии у подозреваемых и обвиняемых адвокатов по соглашению // http://www.fparf.ru

[1] Рекомендации Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека по итогам специального заседания на тему: «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности».
[2] Федеральный закон от 31.05.2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в ред. от 13.07.2015г. № 268-ФЗ).
[3] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001г. № 174-ФЗ (в ред. от 14.12.2015г. № 380-ФЗ).
[4] Решение Совета Федеральной палаты Российской Федерации «О двойной защите» от 27.09.2013г. (Протокол № 1).
[5] Жуков А.В. Работать без ошибок. Новая адвокатская газета. № 23/2015 (208).
[6] Заявление пресс-службы ФПА РФ об участии в уголовном процессе адвокатов по назначению при наличии у подозреваемых и обвиняемых адвокатов по соглашению от 22.12.2015г.

facebooktwittergoogle_pluslinkedinmailby feather