Об уголовной и административной ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов в Республике Казахстан

Опубликовано: Адвокатская практика. № 3. 2016.С.59
АвторСергей Фурлет, адвокат.

Аннотация: В статье изложены обстоятельства и особенности введения в Казахстане в 1997-2001 годах уголовной и административной ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц, защищающих права граждан в уголовном судопроизводстве и оказывающих юридическую помощь физическим и юридическим лицам, обращено внимание на наличие прямой связи между установлением этой ответственности и сокращением случаев незаконных вмешательств представителей правоохранительных органов Республики Казахстан в адвокатскую деятельность.

Ключевые слова: Республики Казахстан, адвокатская деятельность, воспрепятствование адвокатской деятельности, ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката.

После развала СССР, Казахстан, как и другие бывшие советские республики, ставшие суверенными государствами, вынужден был создавать собственное национальное законодательство.

12 декабря 1994г. постановлением Президента Республики Казахстан (далее-РК) № 1569 была утверждена Государственная программа правовых реформ РК, во вступительной части которой были провозглашены приоритеты прав и свобод человека, решимость создания демократического общества и правового государства. В программе было указано о том, что реализация вышеуказанных целей, «требует очищения юридической системы от унаследованных пороков советского тоталитаризма, прикрывавшего идеологическими и политическим лозунгами огосударствлённый и репрессивный характер социалистического права, судов и правоохранительных органов».

В целях эффективного функционирования судебной системы, этой программой было предусмотрено создание в РК сильной и квалифицированной адвокатуры, в которой бы нашли своё отражение: многообразие независимых, самоуправляемых организационных форм адвокатской деятельности, обязательное её лицензирование, гарантии эффективной защиты и представительства, невмешательство в адвокатскую деятельность по защите граждан и оказанию иной юридической помощи, право на получение профессиональной юридической помощи и защиты на любой стадии судопроизводства, а также в любых государственных и негосударственных органах, организациях и учреждениях, льготное налогообложение адвокатских образований и др.

16 июля 1997г. в рамках реализации этой государственной программы, был принят первый Уголовный кодекс независимого Казахстана (далее — УК РК), в котором и была предусмотрена уголовная ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов.

Первоначально, ст. 365 УК РК имела одну часть и предусматривала ответственность за «воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц по защите граждан в уголовном процессе, а равно оказанию гражданам и организациям юридической помощи либо иное нарушение самостоятельности и независимости такой деятельности, если эти деяния причинили существенный вред правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства», однако впоследствии, а именно 11 декабря 2009г., была дополнена частью второй, предусматривающей ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката и иных лиц, «совершённое лицом с использованием своего служебного положения».

I. Особенности установления ответственности

Установление в то время в Казахстане предусмотренной законом ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов, имело свои специфические особенности, которые заключались в следующих факторах:

1. Казахстан стал первым государством постсоветского пространства, которое в своём национальном законодательстве предусмотрело ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов;

2. Изначально, за воспрепятствование законной деятельности адвокатов, была введена не дисциплинарная или административная ответственность, а уголовная, что само по себе быстро «привело в чувства» многих представителей правоохранительных органов и судебной власти, которые ранее беспардонно, безнаказанно, противоправно и реально вторгались в адвокатскую деятельность, а после установления такой ответственности, почти полностью прекратили такую практику, во всяком случае, она стала, скорее всего. исключением, чем правилом их поведения;

3. Уголовная ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов была установлена при отсутствии тогда в РК закона, регламентирующего эту самую адвокатскую деятельность. Закон «Об адвокатской деятельности», в котором содержался запрет на вмешательство в законную адвокатскую деятельность и препятствование ей, был принят только 05 декабря 1997г., то есть по прошествии почти 5 месяцев после введения этой ответственности;

4. Административная ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов в РК была ведена только 30 января 2001г., то есть спустя более 3 лет после введения уголовной ответственности;

5. В июле 2014 года были приняты новые: УК РК и Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях (далее — КРК об АП), вступившие в действие с 01 января 2015г., в которых были сохранены нормы об ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвокатов, которые содержались в прежних кодексах.

В Казахстане, как и России, установлен запрет на вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом, однако, в отличие от российского законодательства, в казахстанском — данный запрет подкреплён конкретными нормами, предусматривающими наказания за его нарушение.

Согласно п.10 ст. 17 Закона РК «Об адвокатской деятельности» лица, допустившие незаконное вмешательство в деятельность адвокатов либо препятствующие осуществлению такой деятельности, привлекаются к ответственности в соответствии с законом.

II. Уголовная ответственность

В главе 17 «Уголовные правонарушения против правосудия и порядка исполнения наказаний» действующего УК РК содержится ст. 435 «Воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц по защите прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, а также оказанию юридической помощи физическим и юридическим лицам», состоящая из двух статей.

Частью первой этой статьи предусмотрена ответственность за «воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц по защите прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в уголовном процессе, а равно оказанию физическим и юридическим лицам юридической помощи либо иное нарушение самостоятельности и независимости такой деятельности, если эти деяния причинили существенный вред правам, свободам или законным интересам человека и гражданина, правам или законным интересам юридических лиц, охраняемым законом интересам общества или государства….».

Часть вторая данной статьи предусматривает ответственность за вышеуказанные действия, совершённые лицом с использованием своего служебного положения.

По первой части предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до 1000 месячных расчетных показателей (далее – МРП) либо исправительных работ в том же размере, либо ограничения свободы на срок до 2 лет, либо лишения свободы на тот же срок, а по второй части — штрафа в размере до 2000 МРП либо исправительных работ в том же размере, либо ограничения свободы на срок до 3 лет, либо лишениям свободы на тот же срок, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет или без такового.

На основании ст. 11 Закона РК «О Республиканском бюджете на 2016-2018 годы», с 01.01.2016г. МРП составляет 2121 тенге. Следовательно, 1000 МРП равна 2 121 000 тенге, а 2000 МРП- 4 242 000 тенге. С учётом стоимости на дату написания статьи (08.01.2016г.) одного рубля равной 4,76 тенге, суммы штрафов, предусмотренных ч.1 и ч.2 ст. 435 УК РК, в пересчёте на российскую валюту, составляют соответственно 445 000 рублей и 980 000 рублей.

По размещению ст. 435 в структуре УК РК можно обоснованно судить о том, что казахстанский законодатель рассматривает адвокатскую деятельность как неотъемлемую часть правосудия, а само уголовное правонарушение – посягательством против правосудия, что абсолютно верно, логично и может послужить хорошим примером для российских законодателей.

Объектами противоправных посягательств являются:
1) законная деятельность адвокатов и иных лиц, защищающих права, свободы и законные интересы человека и гражданина в уголовном процессе;
2) законная деятельность адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь физическим или юридическим лицам.

Объективная сторона характеризуется совершением следующих действий:
1) созданием препятствий в осуществлении адвокатами и другими лицами своей законной деятельности по защите прав, свобод и законных интересов гражданина и человека в уголовном процессе;
2) созданием препятствий в осуществлении адвокатами и другими лицами своей законной деятельности по оказанию юридической помощи физическим и юридическим лицам;
3) допущения иных нарушений самостоятельности и независимости при осуществлении своей законной, вышеуказанной деятельности.

Состав данного уголовного правонарушения является материальным, то есть для наступления уголовной ответственности, обязательно требуется причинение существенного вреда правам, свободам и законным интересам человека и гражданина, правам или законным интересам юридических лиц, охраняемым законом интересам общества или государства. Согласно п.14 ст. 3 УК РК, существенным вредом являются следующие последствия в случаях, когда они не указаны в качестве признака состава уголовного правонарушения, предусмотренного УК РК:
• нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина;
• прав и законных интересов организаций;
• охраняемых законом интересов общества и государства;
• причинение значительного ущерба;
• возникновение трудной жизненной ситуации у потерпевшего лица;
• нарушение нормальной работы организаций или государственных органов;
• срыв важных воинских мероприятий либо кратковременное снижение уровня боевой готовности и боеспособности воинских частей и подразделений;
• несвоевременное обнаружение или отражение нападения вооруженных групп или отдельных вооруженных лиц, сухопутной, воздушной или морской боевой техники;
• допущение беспрепятственного незаконного перехода через Государственную границу РК лиц и транспортных средств;
• перемещения контрабандных грузов;
• попустительство действиям, наносящим ущерб пограничным сооружениям, техническим средствам охраны границы;
• иные последствия, свидетельствующие о существенности причиненного вреда.

Субъективная сторона данного состава уголовного правонарушения характеризуется только прямом умысле. Виновное лицо осознает, что препятствует законной деятельности адвокатов и иных лиц по защите граж¬дан в уголовном процессе, оказанию юридической помощи физическим и юридическим лицам или допускает иное нарушение са¬мостоятельности и независимости такой их деятельности, и жела¬ет этого.

Субъектом этого уголовного правонарушения является вменяемое лицо, достигшие 16-летнего возраста.

Квалифицирующим составом указанного уголовного правонарушения являются действия, предусмотренные ч.1 ст. 435 УК РК, совершённые лицом с использованием своего служебного положения.

В соответствии с ч. 4-2 ст. 187 УПК РК, по делам об уголовных правонарушениях, предусмотренных ст. 435 УК РК, предварительное следствие производится органами внутренних дел, антикоррупционной службой или службой экономических расследований, начавшими досудебное расследование.

III. Административная ответственность

30 января 2001г. был принят КРК об АП, в котором также была предусмотрена ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката. Несмотря на то, что в ст. 523 КРК об АП было указано о воспрепятствовании законной деятельности только адвоката, диспозиция статьи содержала норму о воспрепятствовании осуществлению законной деятельности адвоката и «коллегии адвокатов, юридической консультации, адвокатской конторе». Данный кодекс действовал до 01 января 2001г., после чего утратил силу в связи с принятием 05 июля 2014г. нового КРК об АП. Норма ст. 523 прежнего кодекса в неизменном виде «перекочевала» в ст. 668 нового КРК об АП.

Согласно ст. 668 действующего КРК об АП, воспрепятствование должностным лицом осуществлению законной деятельности адвоката либо коллегии адвокатов, юридической консультации, адвокатской конторе, выразившееся в непредставлении либо отказе от представления в установленные законодательством сроки по письменному запросу необходимых документов, материалов или сведений, требуемых для осуществления их профессиональных обязанностей, если эти действия не имеют признаков уголовно наказуемого деяния, — влечёт штраф в размере 20 МРП.

Характерными особенностями законодательной конструкции данной статьи КРК об АП являются следующие:

1) субъектом правонарушения может быть только должностное лицо;

2) наказуемым является воспрепятствование законной деятельности не только адвокату, но и всем адвокатским образованиям, действующим в РК (коллегии адвокатов, юридической консультации, адвокатской конторе);

3) установленными законодательством сроками являются;
• общий срок – не позднее 10 рабочих дней и 10 суток (п.9. ст.17 Закона «Об адвокатской деятельности», п.1 ч.3 ст. 122 УПК РК);
• специальный срок – в течение 2-х суток, при рассмотрении вопроса о санкционировании меры пресечения в виде содержания под стражей (п.1 ч.3 ст. 122 УПК РК);

4) Привлечение к административной ответственности по этой статье КРК об АП возможно только в случаях, если осуществлённое воспрепятствование, не содержит признаков уголовно наказуемого деяния.

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 668 КРК об АП, рассматривают судьи специализированных районных и приравненных к ним судов.

IV. Влияние установленной ответственности на осуществление законной адвокатской деятельности

Установление указанной ответственности имело и сейчас имеет огромное позитивное и превентивное (предупредительно — профилактическое) значение, которое реально выразилось в следующем:

1) значительно сократилось количество случаев незаконных вмешательств представителей правоохранительных органов и судебной власти в законную адвокатскую деятельность, они уже не носят как прежде повсеместный и массовый характер;

2) адвокаты и иные лица, осуществляющие законную деятельность по защите прав, свобод и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве РК и оказывающие юридическую помощь физическим и юридическим лицам, получили реальные средства и инструменты защиты своей деятельности от возможных и незаконных вмешательств;

3) в совокупности с другими, введёнными в уголовно-процессуальное законодательство РК гарантиями независимости адвокатов, установление такой ответственности, почти полностью устранило условия, способствующие возникновению и деятельности в стране «карманных адвокатов», потому что правоохранительные органы и суды законодательно лишены какой-либо возможности участия в приглашении и назначении конкретного адвоката в качестве защитника, а нарушение этого запрета – есть основание привлечения к уголовной ответственности за воспрепятствование законной деятельности адвоката;

4) введение такой ответственности сделало невозможным само осуществление незаконной практики «двойной защиты», которая сегодня имеет самое широкое распространение в деятельности российских судов и органов расследования. По казахстанскому законодательству такая практика является воспрепятствованием законной деятельности адвокатов, влекущая уголовную ответственность;

5) несомненно, что установление этой ответственности, значительно повысило уровень и качество защиты прав граждан и оказания им юридической помощи, а значит и качество, законность и справедливость казахстанского правосудия.

Принимая во внимание тот характер вмешательств в законную адвокатскую деятельность, которые в настоящее время незаконно осуществляются представителями российских правоохранительных органов и судебной власти, настоятельно требует введения в России такой же ответственности.

facebooktwittergoogle_pluslinkedinmailby feather