О бесправном положении свидетеля в уголовном процессе

Опубликовано: Гражданин и право. № 8. 2017.
Автор: Фурлет Сергей Петрович, адвокат коллегии адвокатов «Союз московских адвокатов»


Аннотация
: Статья содержит конкретные признаки несовершенства норм УПК РФ, закрепивших, по мнению автора, бесправное положение свидетеля в уголовном процессе, несоответствующих Конституции РФ и способствующих практике скрытых уголовных преследований, незаконно осуществляемым в отношении свидетелей, а также изложены предложения по устранению этого несовершенства.

Annotation: The article considers the drawbacks of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation allocated the powerless witness status in the criminal procedure, not complied with the Russian Federation Constitution and encouraged the practice of illegally conducted latent criminal prosecution of the witnesses. The article also includes the suggestions to remove (eliminate) of the imperfection.

Ключевые слова: свидетель, иммунитет, скрытое уголовное преследование, заподозренный свидетель, адвокат свидетеля, защитник.

Keywords: witness, witness immunity, latent criminal prosecution, suspected witness, witness’s attorney-at-law, witness’s defender.

Анализ норм УПК РФ, регламентирующих правовое положение свидетеля в уголовном процессе, указывает на их несовершенство, внутреннюю несогласованность с нормами других федеральных законов, закрепление зависимости свидетеля от органов расследования, существенно затрудняющее исполнение им своей главной функции – содействия правосудию. Это способствует уклонению граждан от явки в суд, мотивирует их на лжесвидетельство, создаёт условия для осуществления скрытых уголовных преследований свидетелей, незаконно осуществляемых правоохранителями. Характерными чертами этого законодательного несовершенства являются:

1.Несоответствие понятия «свидетель» нормам Конституции РФ и принципам уголовного судопроизводства

Согласно ч.1 ст. 56 УПК РФ, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Как видим, законодатель установил два условия привлечения гражданина к даче свидетельских показаний по уголовному делу:

1) возможное обладание им сведениями, имеющими значение для дела;
2) его вызов органами расследования для дачи свидетельских показаний.

Вместе со ст. 188 УПК РФ, определяющей порядок вызова свидетеля на допрос, эта норма, полностью лишает гражданина всякой возможности без вызова, а по собственной воле, явиться в орган расследования и дать свидетельские показания по уголовному делу, что прямо нарушает его конституционные права — свободно передавать и распространять информацию любым законным способом и участвовать в отправлении правосудия (ч. 4 ст. 29, ч.4 ст. 32 Конституции РФ).

Часть 1 ст. 56 и ст. 188 УПК РФ не предусматривают для стороны защиты какой-либо возможности участия в привлечении граждан к допросу в качестве свидетелей, что противоречит принципу состязательности сторон и норме о равенстве прав сторон, установленных ст. 15 и ст. 244 УПК РФ. Кроме того, они не согласуются с иным нормами УПК РФ, а именно:

- частью 2 ст. 159 УПК РФ о том, что участники уголовного процесса со стороны защиты, а также потерпевшие, гражданские истцы, гражданские ответчики, их представители, имеют реальные возможности привлечения граждан к допросу в качестве свидетелей;
- частью 8 ст. 234 УПК РФ о том, что по ходатайству сторон в качестве свидетелей могут быть допрошены любые лица, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий, изъятия и приобщения к уголовному делу документов;
- частью 4 ст. 271 УПК РФ, не позволяющей суду отказать в удовлетворении ходатайства о допросе лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон.

Право гражданина на дачу свидетельских показаний по собственному волеизъявлению, а также право стороны защиты на вызов свидетеля для дачи показаний в органах расследования и в суде предусмотрено ч. 1 ст. 120 Модельного Уголовно — процессуального кодекса для государств — членов СНГ (далее — Модельный УПК СНГ), одобренного 17.02.1996г. Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ, согласно которой, свидетелем является лицо, вызванное в качестве такового органом, ведущим уголовный процесс, стороной, либо дающее, в качестве свидетеля показания в предусмотренном порядке [1]. Такие права уже давно предусмотрены УПК Азербайджана, Армении, Белоруссии, Молдовы и др. Обязанность органов расследования и судов допросить свидетеля по его просьбе, прямо установлена УПК Республики Узбекистан.

В связи с изложенным, считаю целесообразным ч. 1 ст. 56 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, которое вызвано для дачи свидетельских показаний органом дознания, предварительного следствия, судом, по ходатайству сторон или явилось для дачи показаний по своей воле».

Статью 188 УПК РФ дополнить частью 6 следующего содержания: «Гражданин вправе явиться на допрос по собственной воле и быть допрошенным в качестве свидетеля по его просьбе, а также быть вызван на допрос и допрошен по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, их защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей, либо по ходатайству сторон. Суд не вправе отказать в допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по своей воле или по инициативе сторон».

Статью 188 УПК РФ дополнить частью 7 следующего содержания: «Если гражданин, находящийся в месте производства дознания, предварительного следствия или в суде, изъявил желание давать свидетельские показания, он должен быть допрошен, как правило, в тот же день или не позднее следующего дня. Если он об этом своём желании сообщил дознавателю, следователю или в суд по почте либо иными средствами связи, ему незамедлительно должно быть сообщено о времени и месте допроса, после чего он должен быть допрошен сразу же по прибытии».

2. Отсутствие нормы об учёте законных интересов

Особенность правового положения свидетеля состоит в том, что он, формально не являясь участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения или защиты, а фактически, всегда свидетельствует в подтверждение предъявленного обвинения либо его опровергает.

Поскольку УПК РФ относит его к иным участникам уголовного судопроизводства, некоторые полагают, что у свидетеля в процессе нет собственных законных интересов, а есть только обязанность не давать заведомо ложных показаний и не отказываться от их дачи. Между тем, свидетель, как и любой другой участник уголовного процесса, имеет собственные, только ему присущие законные интересы, а именно:

- правдиво и свободно, без всякого постороннего вмешательства и давления рассказать обо всех известных ему обстоятельствах дела;
- подтвердить в суде правдивость своих, ранее данных им показаний, с тем, чтобы не быть обвинённым в даче заведомо ложных показаний;
- находиться в условиях, обеспечивающих безопасность себе, своим близким родственникам и своему имуществу;
- находитьсяв условиях, исключающих вынужденный самооговор или оговор близких родственников и других лиц.

Эти интересы, за исключением обеспечения условий безопасности (ч. 3 ст.11 УПК РФ), в законе не закреплены, в связи с чем, предлагаю ч. 2 ст. 56 УПК РФ дополнить нормой следующего содержания: «Никто не может быть принужден давать показания против своих интересов и интересов своего супруга и близких родственников».

3. Неполный круг лиц, обладающих свидетельским иммунитетом

Установленный в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, перечень лиц, обладающих свидетельским иммунитетом является неполным. В нём отсутствуют те, кто по объективным причинам (состоянию здоровья, в силу закона) не могут или не способны давать свидетельские показания. Например, лица, которые в силу малолетнего возраста, физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение по уголовному делу.

Кроме того, УПК РФ не предусматривает возможности производства в отношении свидетеля экспертного исследования его психического или физического состояния даже тогда, когда имеются обоснованные сомнения в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания.

Согласно ст. 196 УПК РФ, назначение и производство судебной экспертизы обязательно для установления психического или физического состояния подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего, но не свидетеля. Непонятно, почему при возникновении таких сомнений в способности потерпевшего, в отношении него обязательно проведение указанной экспертизы, а при наличии таких же сомнениях у свидетеля, её производство не обязательно. Это законодательное несовершенство создаёт благоприятные условия для произвола со стороны правоохранителей, которые нередко на основании свидетельских показаний таких нездоровых лиц осуществляют незаконные уголовные преследования граждан.

Пример:

В 2009г. гражданин К. был обвинён СУ при УВД по Оренбургской области по ч. 2 ст. 158 УК РФ и арестован. При его защите, мною следователю были представлены медицинские документы о недееспособности единственного свидетеля, подтверждающего участие К. в этой краже. После проведения по делу судебной психиатрической экспертизы, он повторно был признан невменяемым, выяснилось, что показания об обстоятельствах кражи ему в уста «вложили» оперативные сотрудники ОВД. Незаконное нахождение гражданина К. под стражей продолжалось более 4 месяцев, после чего он был освобождён, за ним признали право на реабилитацию. К сожалению, в моей адвокатской практике такой случай далеко не единственный. Если бы в УПК РФ была норма, запрещающая допрашивать таких лиц в качестве свидетелей или обязывающая органы расследования, при наличии сомнений в их способности правильно воспринимать обстоятельства дела, производить судебные экспертизы на предмет установления их психического или физического состояния, многие невиновные граждане не подвергались бы незаконным задержаниям и арестам. В прежнем законе, действовавшем до 01 июля 2002г., такой запрет имелся, так как статья 72 УПК РСФСР наделяла таких лиц свидетельским иммунитетом, а статья 79 УПК РСФСР содержала норму об обязательном проведении экспертизы для определения их психического или физического состояния «в случаях, когда возникало сомнение в их способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать показания». В новом УПК РФ, введённом в действие с 01.07.2002г., эти нормы отсутствуют.

Статья 120 Модельного УПК СНГ, принятого 20 лет тому назад, также наделила этих лиц свидетельским иммунитетом. Несмотря на исключительно рекомендательный характер данного законодательного акта, все государства СНГ, за исключением РФ, включили эту норму в свои УПК. РФ является единственным государством СНГ, не наделившим данную категорию лиц свидетельским иммунитетом.

Полагаем, что дознаватели, следователи, прокуроры, секретари судебных заседаний, выполняющие свои служебные и процессуальные полномочия по уголовным делам, также должны быть наделены свидетельским иммунитетом. Это поможет покончить с порочной практикой судов, которые в целях восполнения допущенной неполноты расследования и нарушений законности, допущенных на досудебных стадиях «сглаживают» их путём допроса в судебных заседаниях в качестве свидетелей оперативных сотрудников, дознавателей, следователей, которые непосредственно участвовали в расследовании рассматриваемых судом дел. Несмотря на Определение Конституционного Суда РФ от 06 февраля 2004г. № 44-О [2], указавшего на недопустимость таких действий, они повсеместно продолжаются.

Трудно понять, почему адвокату разрешено не свидетельствовать об обстоятельствах, ставших известными из обращений за юридической помощью и её оказанием, а его помощнику и стажёру — нет, хотя они им известны, и они обязаны хранить адвокатскую тайну в силу ст. 27 и 28 Федерального закона от 31 мая 2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» [3].

Невозможно понять логику законодателя, не наделившего свидетельским иммунитетом третейского судью при том, что часть 2 ст. 22 Федерального закона от 24 июля 2002г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» [4] прямо указывает на то, что он «не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства».

Несмотря на ст.16 Основ законодательства РФ о нотариате [5], разрешающую только суду «освободить нотариуса от этой обязанности сохранения тайны, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия», он также не включен в круг лиц, обладающих свидетельским иммунитетом.
Статьи 41 и 49 Закона РФ от 27 декабря 1991г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» [6] обязывают журналиста и работника редакции сохранять в тайне источник информации и не называть лицо, представившее сведения с условием неразглашения его имени, за исключением случая, когда соответствующее требование поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом. УПК РФ и их не наделил свидетельским иммунитетом.

Такой законодательный дуализм ставит многих граждан в нелепое положение быть всегда виновным, ибо их отказ от дачи свидетельских показаний по уголовному делу на вполне законных основаниях может быть квалифицирован как преступление, предусмотренное статьёй 308 УК РФ, а дача этих показаний — как разглашение тайн и конфиденциальных сведений, охраняемых вышеуказанными федеральными законами.

В целях устранения этих противоречий, было бы разумным ч. 3 ст. 56 УПК РФ дополнить следующими лицами, не подлежащими допросу в качестве свидетеля:

- лицо, которое в силу малолетнего возраста, физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания;
- дознаватель, следователь, прокурор, секретарь судебного заседания — об обстоятельствах уголовного дела, ставших им известными в связи с участием в производстве по делу;
- помощник адвоката, стажер адвоката и иной работник адвокатского образования — об обстоятельствах, ставших им известными в связи с обращением к ним за оказанием юридической помощи или в связи с её оказанием;
- помощник адвоката, стажер адвоката, иной работник адвокатского образования — об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с оказанием юридической помощи;
- третейский судья — об обстоятельствах, ставших ему известными в ходе третейского разбирательства;
- нотариус – сведения составляющие тайну совершения нотариальных действий, ставших ему известными в связи с осуществлением профессиональной деятельности, за исключением случаев, когда суд освободил его от обязанности сохранения тайны, если против него возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия;
- журналист, работник редакции средства массовой информации — установление лица, представившего им информацию с условием неразглашения его имени, за исключением случаев, когда требование о разглашении поступило от суда в связи с находящимся в его производстве делом.

Часть 3 ст. 195 УПК РФ, после слова «потерпевшего», дополнить словом «свидетеля». Пункт 4 ст. 196 УПК РФ, после слова «потерпевшего», дополнить словом «свидетеля». Часть 2 ст. 198 УПК РФ изложить в следующей редакции: «При назначении и производстве судебной экспертизы в отношении свидетеля, он и адвокат, оказывающий ему юридическую помощь, имеют права, установленные частью первой настоящей статьи».

4. Недостаточный объём прав свидетеля

Проведённый сравнительный анализ норм УПК государств СНГ указывает на то, что в уголовном судопроизводстве РФ свидетель лишён многих процессуальных прав, которые этот участник судопроизводства имеет в других странах Содружества. Например, он не вправе:

1) знать, по какому делу он вызван для дачи свидетельских показаний, а в Азербайджане, Казахстане и Молдове он такое право имеет;
2) отказаться от представления в органы расследования предметов и документов, если они могут являться доказательствами, свидетельствующими против него или его близких родственников, а в Молдове ему это право представлено;
3) быть допрошенным по его просьбе, а в Узбекистане ему это право представлено;
4) собственноручно изложить свои показания в ходе досудебного производства по делу, а во всех странах СНГ он наделён этим правом, при том, что до 01 июля 2002г. по ст. 160 УПК РСФСР он имел такое право;
5) знакомиться с протоколом судебного заседания в части данных им показаний и требовать внесения в него замечаний для полноты и правильности отражения в нём своих показаний, а в Азербайджане он это право имеет.

Часть 2 ст. 24 Конституции РФ обязывает должностных лиц органов государственной власти обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, однако в уголовном судопроизводстве данная норма действует ограниченно. Например, свидетелю может быть отказано в ознакомлении с частью протокола судебного заседания, касающейся изложения его показаний потому, что согласно ч. 7 ст. 259 УПК РФ – это право, а не обязанность председательствующего судьи.

Наиболее ярко несовершенство действующего законодательства проявляется в том, что при участии свидетеля в одних следственных действиях ему разрешено пользоваться помощью адвоката, а при участии в других — он этого права лишён. Согласно ст. 182, 183, 189, 192 УПК РФ при обыске, выемки в его помещении, допросе и очной ставки, он может пользоваться помощью адвоката, а при осмотре в его жилище, следственном эксперименте, предъявлении для опознания, проверки показаний на месте, освидетельствовании, получении образцов для сравнительных исследований — нет. Такая регламентация существенно ограничивает конституционное право свидетеля на получение квалифицированной юридической помощи, гарантированное ему частью1 ст. 48 Конституции РФ, в связи с чем, предлагаю ч. 4 ст. 56 УПК РФ изложить в следующей редакции:

1) являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 настоящего Кодекса;
2) знать, по какому делу он вызван органом расследования для дачи свидетельских показаний;
3) знать основания, по которым орган расследования полагает, что ему известны какие-то обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения этого уголовного дела;
4) по собственной воле или по заявленному ходатайству стороны защиты явиться в орган дознания или предварительного следствия для дачи свидетельских показаний, имеющих значение для дела;
5) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 настоящего Кодекса. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;
6) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;
7) пользоваться помощью переводчика бесплатно;
8) собственноручно изложить свои свидетельские показания в ходе досудебного производства по уголовному делу;
9) быть дополнительно допрошенным по его ходатайству;
10) при своём допросе, очной ставки, проверки показаний на месте и следственном эксперименте, осуществлять собственными техническими средствами аудио-видео-записи своих показаний, и использовать их в качестве доказательств точности сделанных в протоколах записей, нарушений закона, его прав, свобод и законных интересов, которые могли быть допущены при производстве этих следственных действий;
11) ходатайствовать о приобщении к материалам дела аудио-видео-записей его свидетельских показаний, получении от него образцов для сравнительных исследований, назначении и производстве в отношении него освидетельствования и/или судебных экспертиз, признании потерпевшим, при причинении ему преступлением ущерба или вреда;
12) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;
13) получать заверенные подписью дознавателя и/или следователя копии всех принятых в отношении него постановлений, протоколов процессуальных и следственных действий, произведённых с его участием, актов освидетельствования и заключений экспертиз, которым он был подвергнут;
14) иметь права, предусмотренные ч.1 ст. 198 УПК РФ, в случае назначения в отношении него судебной экспертизы;
15) получить, по заранее заявленному ходатайству, заверенную выписку из обвинительного акта или обвинительного заключения, содержащую изложение текста ранее данных им по делу показаний;
16) быть заранее уведомлённым о возможном его допросе в суде посредством использования систем видеоконференц-связи;
17) при даче своих показаний в судебном заседании осуществлять их аудио-видео-запись и ходатайствовать о её приобщении к материалам уголовного дела;
18) по заранее заявленному ходатайству, знакомиться с частью протокола судебного заседания, касающейся изложения его показаний, данных в судебном заседании, получать заверенную выписку этой части данного протокола, делать замечания на указанную часть протокол судебного заседания;
19) ходатайствовать о применении мер безопасности, установленных частью третьей статьи 11 настоящего Кодекса;
20) получать юридическую помощь адвоката при производстве, с его присутствием или участием в осмотре его жилища, следственном эксперименте, предъявлении для опознания, проверки показаний на месте, освидетельствовании, получении образцов для сравнительных исследований, назначении экспертизы, дачи показаний в судебном заседании, в т. ч. с использованием систем видеоконференц-связи, при рассмотрении председательствующим судьей его замечаний на протокол судебного заседания;
21) заявлять отвод переводчику, адвокату, психологу, педагогу, специалисту и эксперту, участвующим в следственных действиях с его участием, освидетельствовании и экспертном исследовании.

5. Недостаточный объём прав адвоката свидетеля

По действующему УПК РФ свидетель вправе получать правовую помощь адвоката только при его участии в четырёх видах следственных действий: обыске, выемки, допросе и очной ставки. При обыске и выемке он никаких прав не имеет, так как при данных следственных действиях ему разрешено только присутствовать (ч.11 ст. 182, ч.2 ст. 183 УПК РФ). Если на допрос и очную ставку свидетель явился с адвокатом, приглашённым для оказания юридической помощи, последний может пользоваться только правами, установленными ч.2 ст. 53 УПК РФ, а именно:

- давать свидетелю в присутствии следователя краткие консультации;
- задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам;
- делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколах этих следственных действий, которые следователем могут быть отведены, но обязательно занесены в протоколы;
- по окончании допроса делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля, которые также подлежат занесению в протокол допроса.
Адвокат, оказывающий правовую помощь свидетелю, законодательно лишен тех прав, которые ему необходимы для оказания квалифицированной юридической помощи, а именно он не может:
- знать, по какому уголовному делу вызвано лицо, которому он оказывает помощь;
- участвовать во всех следственных действиях, производимых с участием свидетеля, которому он оказывает юридическую помощь;
- знакомиться с протоколами следственных действий, которые были ранее произведены с участием свидетеля, но без участия адвоката, оказывающего ему правовую помощь, и получать их копии;
- быть заранее уведомлённым о времени и месте производства следственных действий с участием свидетеля, которому он оказывает юридическую помощь.
Такая скудность видов юридической помощи, которую адвокат может оказывать свидетелю, объясняется тем, что его правовой статус, как участника уголовного процесса, уполномоченного на оказание свидетелю юридической помощи, в УПК РФ вообще никак не установлен.

В отличие от РФ, в большинстве государств СНГ этот вопрос законодательно уже давно решён путём введения в УПК новых, самостоятельных процессуальных участников уголовного процесса, правомочных оказывать свидетелям необходимую юридическую помощь, в частности: в Азербайджане это представитель свидетеля; в Казахстан, Молдове и Узбекистане это адвокат свидетеля; в Кыргызстане это защитник свидетеля.

С учётом изложенного, предлагаю ввести в УПК РФ нового участника уголовного судопроизводства – адвоката свидетеля и наделить его конкретными процессуальными правами по оказанию свидетелю квалифицированной юридической помощи.

6. Невозможность защищаться от скрытого уголовного преследования

Как известно, в РФ органы уголовного преследования уже давно применяют практику скрытых уголовных преследований свидетелей. Её суть состоит в том, что правоохранители, располагая или не располагая любыми (достоверными, ошибочными или сфальсифицированными) сведениями о причастности заподозренных граждан к совершению преступлений, но не имея достаточных доказательств этому, часто возбуждают уголовные дела по недостаточным, часто надуманным, ошибочным или сфальсифицированным основаниям о преступлениях, якобы совершённых в условиях неочевидности, после чего, фактически заподозренных граждан допрашивают в качестве свидетелей, хотя фактически они являются подозреваемыми. Эта практика направлена только на решение следующих незаконных задач:

а) лишить гражданина имеющегося у него конституционного и процессуального права не свидетельствовать против себя и своих близких родственников;
б) любой ценой добиться от него признательных или «нужных» показаний, в т. ч. в условиях, не исключающих его вынужденное самоизобличение и самооговор, которые затем в протоколе оформляются как данные им добровольно и без всякого принуждения;
в) лишить гражданина возможности пригласить для оказания необходимой юридической помощи адвоката, способного реально помешать реализации двух вышеуказанных задач.

При такой практике гражданин формально и только временно «числиться» свидетелем, а фактически является подозреваемым, в отношении которого осуществляется скрытое уголовное преследование. В дальнейшем, для такого свидетеля это заканчивается предъявлением обвинения на самых поздних стадиях расследования дела с тем, чтобы вступивший в дело адвокат не имел уже возможности и времени на эффективную защиту. О недопустимости такой практики неоднократно указывалось в разъяснениях, данных Конституционным Судом и Верховным Судом РФ.

Согласно п. 17 Постановления Пленума Верховный Суд РФ от 31 октября 1995г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [7] каждое лицо, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы этого лица. [8]

27 июня 2000г. Конституционный Суд РФ в постановлении № 11-П дал разъяснения о том, что «Конституция Российской Федерации не связывает предоставление помощи адвоката (защитника) с формальным признанием лица подозреваемым либо обвиняемым, а следовательно, и с моментом принятия органом дознания, следствия или прокуратуры какого-либо процессуального акта, и не наделяет федерального законодателя правом устанавливать ограничительные условия его реализации». [9]

Несмотря на это, практика осуществления скрытых уголовных преследований свидетелей не только не сократилась, но и значительно расширилась. Например, в 2014г. мною, по четырём уголовным делам осуществлялась защита предпринимателей, обвинённых в мошенничестве по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Хронологический анализ выполненных с их участием следственных действий показал, что все они, будучи фактически заподозренными в совершении преступлений, формально имели процессуальный статус свидетелей и в отношении них, в период от 2 до 7 месяцев, осуществлялись скрытые уголовные преследования. Следователи многократно продлевали сроки расследования этих дел в целях выполнения процессуальных действий, направленных на их изобличение в совершении преступлений, о чём прямо указывали в вынесенных об этом постановлениях, однако всё это время умышленно «держали» их в качестве свидетелей чем, реально лишали их права на свою защиту. Именно в это время их многократно допрашивали в качестве свидетелей, незаконно предупреждая об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от их дачи. Всё это указывает на то, что органы расследования игнорируют положения п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», о том, что « правом на защиту обладает любое иное лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица». [10]

Поскольку, реально противодействовать незаконной практике осуществления органами уголовного преследования скрытым уголовным преследованиям свидетелей, в течение 20 лет одними только средствами официального толкования права не удалось, предлагаю применить следующие меры законодательного характера:

1) ввести в УПК РФ нового участника уголовного судопроизводства — свидетеля, имеющего право на защиту, так называемого, заподозренного свидетеля, наделив его соответствующими правами и обязанностями;
2) разрешить адвокатам-защитникам в рамках имеющихся полномочий осуществлять в уголовном судопроизводстве защиту прав, свобод и законных интересов свидетелей, имеющих право на защиту.

В результате этих мер, правоохранительные органы получат законные основания для осуществления уголовных преследований всех заподозренных ими лиц, а сами эти лица — все предусмотренные Конституцией РФ и УПК РФ средства правовой защиты от этих подозрений. В этих целях, предлагаю внести в УПК РФ следующие дополнения:
Часть 1 статьи 49 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Защитник — лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых и свидетелей, имеющих право на защиту (заподозренных свидетелей), и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу»;

Статью 56 УПК РФ дополнить следующими частями:

- частью 10 следующего содержания: «В случае, если на лицо в заявлении или любом ином сообщении о преступлении указано, как на лицо, его совершившее или причастное к его совершению, либо об этом даны показания другим участником уголовного судопроизводства, но в отношении него не возбуждено уголовное дело, оно не задержано по подозрению в его совершении и к нему не применена мера пресечения до предъявления обвинения, оно приобретает статус свидетеля, имеющего право на защиту (заподозренного свидетеля)»;

- частью 11 следующего содержания: «Свидетель, имеющий право на защиту (заподозренный свидетель) вправе пользоваться всеми правами свидетеля и имеет следующие дополнительные права:

1) самостоятельно или через третьих лиц пригласить адвоката;
2) давать показания в присутствии избранного им адвоката, участвующего в качестве защитника до начала его допроса;
3) знакомиться с документами, указанными в части десятой настоящей статьи, за исключением материалов оперативно — розыскной деятельности;
4) знакомиться со всеми протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания, представлять доказательства;
5) заявлять отводы;
6) на очную ставку с теми, кто свидетельствует против него;
7) приносить жалобы на действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора»;

- частью 12 следующего содержания: «Свидетель, имеющий право на защиту (заподозренный свидетель), обязан: являться по вызовам органа дознания, предварительного следствия, прокурора и суда; соблюдать установленный порядок при производстве следственных действий и во время судебного заседания»;
- частью 13 следующего содержания: «Свидетель, имеющий право на защиту (заподозренный свидетель), не может быть подвергнут судебной экспертизе или освидетельствован, за исключением случаев, установленных частью первой статьи 179 настоящего Кодекса»;
- частью 14 следующего содержания: «Свидетель, имеющий право на защиту (заподозренный свидетель), не может быть привлечён к ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний в соответствии со статьями 307 и 308 Уголовного кодекса Российской Федерации».
- частью 15 следующего содержания: «За разглашение данных предварительного следствия свидетель, имеющий право на защиту (заподозренный свидетель), несёт ответственность в соответствии со статьёй 310 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Полагаю, что указанные меры позволят устранить отмеченные несовершенства УПК РФ и сделают свидетеля полноправным участником уголовного судопроизводства, способным реально содействовать правосудию.

[1]. Модельный уголовно-процессуальный кодекс для государств-участников СНГ, принятый 17.02.1996г. Межпарламентской Ассамблеей государств-участников СНГ.
[2]. См.: Российская газета. 2004. 7 апреля.
[3]. См.: Российская газета. 2002. 5 июня.
[4]. См.: Российская газета. 2002. 27 июля.
[5]. См.: Российская газета. 1993. 13 марта.
[6]. См.: Российская газета. 1992. 8 февраля.
[7]. См.: Российская газета. 1995. 28 декабря.
[8]. См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» // Российская газета. 1995. 28 декабря.
[9]. СМ.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000г. № 11-П // СЗ РФ. 2000. № 27. Ст. 2882.
[10]. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015г. № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» // Российская газета. 2015. 10 июля.

Библиография:

1. Закон РФ от 27декабря 1991г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» // Ведомости СНД м ВС РФ. 1992. № 7. Ст. 300.
2. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993г.) // СЗ РФ. 2014.
3. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993г. № 4462-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 357.
4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4921.
5. Федеральный закон от 24 июля 2002г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3019.
6. Федеральный закон от 31 мая 2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 23. Ст. 2102.

facebooktwittergoogle_pluslinkedinmailby feather